Дайджест проекта

Некоторые жертвы уже очевидны, некоторые - только могут появиться

Команда охватила мониторингом весь март целиком — на всякий случай (число выявленных случаев заражения коронавирусом в России начало расти именно с начала весны). Однако в регионах публикации, соответствующие нашей теме, начали появляться только во второй половине марта, поэтому по факту охват первого периода — примерно месяц.

Часть проблем и жертв к тому моменту была уже совершенно очевидной. Например, то, что выручка предпринимателей падает критически и они не знают, как выживать, им нечем платить зарплату, коммуналку, налоги, аренду. По этой проблеме было больше ста сигналов, она сразу оказалась в самой тревожной, багровой зоне. Также уже вполне очевидными были проблемы потери работы и доходов, травли, мошенничества на коронавирусе и различные трудности, связанные с тем, что люди не могут вернуться на родину. Однако мы решили не исключать уже очевидные проблемы из мониторинга и также публиковать — они остаются, как минимум, как напоминание о том, что любая проблема из менее «серьёзной» зоны (серой, жёлтой или оранжевой) может стать красной или багровой.

Проблемы, который на момент первой выкладки результатов мониторинга ещё только начали проявляться через публикации в региональных СМИ:

Многие проблемы сразу оказались в оранжевой зоне — это значит, что по ним мы выявили больше пяти (но меньше двадцати) сигналов. Там были и фермеры, которые лишались рынка сбыта или не могли начать посевную, и журналисты, которых начинали штрафовать за фейки, весьма своеобразно трактуя антифейковый закон, и домашние животные, которых стали чаще выкидывать и сдавать в приюты, считая их потенциальным источником коронавируса. Чиновников и главврачей, которых увольняют в связи с коронавирусом, мы также выделили в отдельную категорию — в тех случаях, где из публикации не смогли получить внятного обоснования, к каким негативным последствиям привели их действия и привели ли они к ним вообще.На границе между красной и оранжевой зоной расположилась проблема «Люди не получают медицинской помощи в ситуациях, не связанных с коронавирусом». Здесь собраны различные ситуации, когда люди не могли попасть на приём с болью в глазу и острой зубной болью, занимались самолечением после укуса клеща или даже балансировали на грани жизни и смерти.Неожиданным для команды мониторинга оказалась проблема, которая с самого начала попала в «красную зону» — нечем кормить животных, которые живут в зоопарках, цирках, конных клубах. Некоторые на момент первой выкладки результатов мониторинга уже голодали, для иных это была близкая перспектива.

Проблему «Врачи не обеспечены средствами защиты» мы решили включить в красную зону, несмотря на то, что у неё ещё только могут быть жертвы (а следовательно, ей стоило быть в «серой зоне»). Однако, как и в случае с голодающими животными, в части случаев отсутствие СИЗ уже привело к негативным последствиям. 

Также в красной зоне с самого начала оказалось дистанционное образование, хотя, говоря откровенно, мы не уверены, что ему там место. Сложности слишком разнородные — это и неготовность учителей и родителей к такому формату работу, и отсутствие компьютеров и ноутбуков во многих семьях, и отсутствие интернета в отдельных населённых пунктах, и хулиганство на онлайн-уроках. При этом негативное последствие пока только одно — стресс. Более серьёзные наступят или — что также не исключено — не наступят позже.

Разнородные проблемы объединены и под заголовком «Перегибы „силовиков“ и стремительное правосудие». В основном, здесь собраны случаи, когда граждан штрафуют за нарушение режима принудительной «самоизоляции», и порой это выглядит весьма странно. Например, когда сельский житель пошёл в магазин в центре села — просто потому что другого магазина на селе нет.